ПОЛОЦКО - ВИТЕБСКАЯ ЕПАРХИЯ

Статистические сведения о духовенстве и приходах (1861 - 1990)

 

Поиск

Искомое.ru
 

Участие железнодорожников в религиозной жизни Витебска в 1918-1930-е гг.

© Горидовец В.В.

Со дня постройки в 1866 году станции Витебск Динабурго-Витебской железной дороги, в паровозном депо была устроена часовня для железнодорожных служащих, которых в то время насчитывалось около 1000 человек и большинство из них были православными. В ней служили всенощные бдения и молебны по случаю праздников вплоть до октября 1917 года. Здесь же состоялась первая пасхальная служба и в новое, советское время. 5 мая 1918 года в часовне была отслужена светлая заутреня, а затем и служба в понедельник Светлой седмицы, на которых присутствовало много железнодорожников. По случаю праздника здание паровозного депо служащие украсили зеленью и разноцветными фонарями. К этому моменту в городе уже были известными религиозное рвение и приверженность к Церкви работников железной дороги, которые на деле проявили свою готовность пострадать за Христа зимой 1918 года, когда на праздник Сретения Господня в Витебске красногвардейцы в шапках и с оружием в руках провели обыск в Крестовой церкви, архиерейском доме и квартирах священнослужителей Николаевского кафедрального собора, сопровождавшийся беспорядочной стрельбой, когда была прострелена даже икона Спасителя. Потрясенные этими событиями рабочие и служащие железной дороги собрались на митинг, на котором составили обращение в адрес революционного комитета Витебска, потребовав наказать виновных в незаконном обыске архиерейского дома и кощунстве в церкви.

Несмотря на столь неблагоприятную обстановку, летом 1918 года в православной общине железнодорожников возникла идея сооружения домовой церкви для служащих Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги. В это же время в Витебске новые хозяева казарм Закатальского (Островского) полка (т.н. «белые казармы») решили избавиться от домовой церкви, сооруженной там еще в 80-х годах XIX века. 5 июня 1918 года, в день памяти преподобной Евфросинии Полоцкой, от имени православных служащих, мастеровых и рабочих станции Витебск было написано прошение епископу Пантелеимону (Рожновскому) с просьбой оказать архипастырское содействие в скорейшей передаче домовой церкви железнодорожников иконостаса, утвари и колоколов из церкви «белых казарм». Это прошение предварительно было зачитано на собрании служащих, мастеровых и рабочих Витебского района, одобрено и подписано более, чем 160-ю просителями. 25 июня представители станции Витебск вручили это прошение епископу Пантелеимону, который обещал им свою помощь. Этот вопрос, очевидно, настолько волновал православных жителей города, что автор сообщения об этом событии в еженедельнике «Витебское церковно-общественное слово» закончил его молитвой: «Да благословит Господь благое начинание железнодорожников и поможет им спасти святыни, отринутые хозяевами «белых казарм». Дай Бог, чтобы иконостас скорее был установлен в новой церкви на ст. Витебск, где многолюдная и дружная семья железнодорожных тружеников будет находить религиозное утешение в церковной молитве. И тогда снова сбудутся слова пророка: «Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла; это от Господа, и есть дивно в очах наших (Пс. 117, 22-23)».

10 июля 1918 года объединенная комиссия из представителей епархиального совета, губернского военного комиссариата и Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги составила опись церковного имущества в «белых казармах», причем все оно было передано в собственность церкви железнодорожников, которую определили строить на территории станции Витебск-Товарный. В этот же день на ст. Витебск верующие перевезли богатое внутреннее убранство для новой церкви: иконостас, престол, жертвенник, напрестольные евангелия, несколько больших киотов, настенные иконы, облачения священнослужителей, два паникадила, подсвечники, богослужебные книги и ноты, колокол и др. Дополнительно железнодорожники получили деревянную часовню (2,5х7 саженей), ранее находившуюся у бараков 2-го Красноармейского полка, по дороге в Марков монастырь. 13 июля на станции Витебск состоялось общее собрание служащих, на котором был сделан доклад о полученном для церкви имуществе и выбрана депутация из пяти человек для вынесения благодарности епископу Пантелеимону (Рожновскому) за его горячее участие в деле сооружения церкви на ст. Витебск. По предложению представителя Риго-Орловской дороги вопрос о сооружении церкви был вынесен на объединенное собрание железнодорожников Витебского узла Московско-Виндаво-Рыбинской и Риго-Орловской железных дорог, которых в совокупности насчитывалось до 6 тысяч человек.

17 июля объединенное собрание постановило немедленно начать работы по сооружению временной церкви около здания депо ст. Витебск-Товарный, для чего использовать здание депо и полученную деревянную часовню. Финансирование этой работы было определено произвести с участием служащих обеих дорог, открыв для этого специальную подписку. Закладку временного храма было решено приурочить к годовщине памяти закладки самой железнодорожной станции Витебск-Товарный – 1 (14) августа 1904 года, а саму церковь освятить в честь празднуемого в этот день Происхождения Честных Древ Креста Господня. Священником будущей железнодорожной церкви на собрании был избран о. Александр Эрдман (впоследствии утвержденный на этой должности епископом Пантелеимоном), а для решения текущих вопросов по сооружению церкви сформирована комиссия из 5 служащих Московско-Виндаво-Рыбинской и 5 служащих Риго-Орловской железных дорог во главе с о. Александром Эрдманом. В назначенный день - 14 августа, из часовни при паровозном депо ст. Витебск начал движение крестный ход, состоявший из семей железнодорожников, одетых в праздничные светлые одежды, к месту встречи епископа Пантелеимона, который прибыл на станцию в пять часов дня и, поравнявшись с крестным ходом, приложился к иконе и кресту. Один из членов комиссии по постройке храма произнес приветственную речь, в которой отметил, что 14 лет назад – 1 (ст. стиль) августа 1904 года на ст. Витебск открылось движение поездов на участке Новосокольники-Витебск Московско-Виндаво-Рыбинской негосударственной железной дороги и казенной Риго-Орловской, уже включавшей в себя направления от Витебска на Двинск, Оршу и Смоленск. Это событие одновременно завершило формирование Витебского железнодорожного узла и положило начало трудовому единению служащих двух железных дорог. Началом же духовного объединения должен был стать храм Божий, сооруженный их общими усилиями. В древнерусской традиции в этот день вспоминалось чудо, явленное 1 августа великому князю Андрею Боголюбскому в сражении русских войск с волжскими болгарами, на которое он вышел, имея в войске икону Пресвятой Богородицы и изображение Креста Христова. Через усердное почитание этих святынь воинами князя Андрея, русскому воинству была дарована свыше сокрушительная победа над болгарами. Когда после битвы в тот же день русское войско вернулось в свой стан, то все увидели, что от иконы Богоматери с Младенцем-Христом исходят светлые, подобные огненным, лучи, что пробудило в великом князе дух мужества и надежды, и он снова, обратив свои полки в погоню за болгарами, преследовал врага и окончательно разбил его. Оратор выразил свою искреннюю надежду в то, что железнодорожные служащие, отправляясь в путешествия и молясь перед этим в своем будущем храме перед Крестом Господним, обязательно будут получать помощь от Бога так же, как получил ее и великий князь Андрей Боголюбский в преднесении Креста Господня. После чего крестный ход во главе с епископом вернулся к месту закладки церкви, назначенном рядом с прежней часовней в паровозном депо. Здесь неглубоким рвом был обозначен контур будущего храма, а на месте престола было сделано углубление в земле для креста, который, будучи украшенным зеленью и цветами, находился в сторожке неподалеку. Перед углублением был установлен на фундаменте гранитный четырехугольный камень со специальным углублением сверху для закладной доски. Вдоль границы будущего храма установили ограду, украшенную молодыми деревьями, перед оградой на специально подготовленной площадке был установлен большой киот с чтимой иконой святителя Николая Чудотворца, а за ним – купол деревянной часовни, переданной на станцию Витебск. Епископ Пантелеимон был встречен соборными диаконами, взошел на приготовленное для него возвышение, облачился и произнес перед собравшимися слово. Он говорил, что человек, подобно птице, свивающей гнездо, радуется, когда устраивает себе жилище, в котором он находит отдых от трудов и защиту от непогод, вьюги и зимней стужи. В жизни каждого человека бывают тяжелые минуты духовного одиночества, забытости, оставленности, когда он чувствует потребность найти утешение молитвы в Доме Божием. И здесь владыка выразил большую радость о том, что железнодорожники строят себе такой Дом Божий. После чего он указал на то, что слова Спасителя о кончине мира сбываются, люди испытывают все большую скорбь, какой не было от начала мира. Он указал на мысль преподобного Ефрема Сирина о том, что в последние времена храмы будут разрушаться и разоряться, народами будут управлять не умудренные опытом люди, а дерзкие и невежественные юнцы, люди будут иметь большие затруднения в хлебе, которого нельзя будет ни купить, ни продать и хлеб будет иметь только тот, кто положит на себя печать антихриста. Владыка сказал, что, по всем признакам это Второе пришествие уже приближается. Он призвал Божие благословение на закладываемый железнодорожниками храм и приступил к чину закладки, в сослужении с двумя священниками, протодиаконом и двумя диаконами, при этом пел народный хор из Николаевского кафедрального собора. После освящения воды и елея, епископ Пантелеимон освятил большой деревянный крест, который священники водрузили в место для престола храма, затем окропил закладной камень и возлил на него елей, при этом в молитвенных текстах вспоминалось библейское событие с патриархом Иаковом, когда он, проснувшись после видения лествицы Божией, водрузил на месте Божественного откровения камень, говоря: «Страшно место сие, несть сие, но Дом Божий, и сия суть врата небесныя». Протодиакон с возвышения громогласно прочел надпись, сделанную на медной закладной доске: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Основалась сия церковь в честь и память Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня при Святейшем Тихоне, Патриархе Московском и всея России, при епископе Иннокентии Полоцком и Витебском и Пантелеимоне, епископе Двинском, который и закладку совершил в лето от сотворения мира 7426-е, от Рождества Христова 1918-е, августа 1-го дня». Епископ Пантелеимон вложил закладную доску в углубление закладного камня, замуровал ее кирпичами и прочитал молитву с коленопреклонением и скорейшем завершении строительства храма. В завершение он раздал собравшимся листки с воззванием патриарха Тихона и его портреты, которые собравшийся народ уносил домой в память о произошедшем торжестве. Очевидец этого события так выразил свои переживания словами апостола Павла: «По мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» (2 Кор. 1, 5).

Стоит отметить тот факт, что в обстановке ведения боевых действий, начиная с 1918 года руководящее звено на железных дорогах стало подбираться с обязательным учетом преданности работника советской власти, а сами железные дороги переводились на военное положение. В отношении же рядовых тружеников железной дороги централизованно стала проводиться активная агитационно-пропагандистская кампания. Так, для укрепления советской власти на местах, 11-21 июня 1919 года в Белоруссии находился агитационно-инструкторский поезд «Октябрьская революция» во главе с председателем ВЦИК М. И. Калининым, который выступал на митингах перед трудящимися, военнослужащими и железнодорожниками на станциях Витебск, Орша, Могилев, Жлобин, Бобруйск, Минск. Пришло время новой веры и новой обрядности: 19 июня 1919 года в Витебске состоялся первый в Беларуси коммунистический субботник железнодорожников. Вплоть до 1922 года работа советской власти на железнодорожном транспорте была до крайности идеологизирована, причем даже в ущерб экономическим соображениям. Например, в феврале 1920 года ЦК РКП(б) принял решение о массовой мобилизации на транспорт коммунистов из других отраслей промышленности. Под страхом строгого наказания вводилась даже коллективная ответственность работников железной дороги за все нарушения в ее работе, причем железнодорожники были обязаны сами доказывать свою непричастность к тому или иному происшествию. В этой абсолютно нездоровой духовно-нравственной ситуации работники станции Витебск смогли отделить добрые плоды от плевел и сплотились вокруг Церкви. Например, они имели христианское мужество в обстановке военного времени проявлять дела милосердия, ходатайствуя об освобождении безвинно арестованных в Витебске тружеников нивы церковной – Бориса Бялыницкого-Бирули, Феодора Григоровича и Георгия Полонского. Но, понятно, что в обстановке «красного террора» во второй половине 1918 года построить церковь на железнодорожной станции стало невозможным. И, все-таки, благое начинание верующих сердец железнодорожников, подкрепленное архипастырским благословением и молитвой епископа Пантелеимона, не закончилось крахом их надежд.

В середине 1918 года, в ходе военных реформ армейские храмы были упразднены. В Витебске имелась такая церковь – Николаевская (Батальонная), располагавшаяся к тому же неподалеку от станции – на пересечении современных улиц Советской Армии и Комсомольской. Именно туда переместился центр религиозной жизни работников станции Витебск, так что вскоре этот храм так и называли – церковь железнодорожников. Именно железнодорожная община сыграла ключевую роль в противостоянии обновленческому расколу. В 1922 году приход Николаевской железнодорожной церкви единственным в Витебске остался в подчинении Патриарха Тихона, не уклонившись в раскол. Именно железнодорожники в ситуации неразберихи в церковном управлении в 1922-1927 гг. заботились о присутствии в Витебске законного архиерея патриаршей церкви, предоставляя для этого свой храм. Именно они в это время обеспечили связь с клиром и паствой для архиепископа Иннокентия (Ястребова), законного архипастыря Полоцко-Витебской кафедры, находившегося по причине тяжелой болезни и преследований советской власти на Кавказе, тем самым сохранив архиерейское управление патриаршими приходами и поборов хаос и анархию в приходской жизни. Благодаря заботам железнодорожной общины осенью 1924 года произошло массовое возвращение духовенства Витебска из обновленчества в юрисдикцию патриаршей церкви. Вплоть до 1930-х годов в управлении приходов церквей Витебска принимали участие рабочие и служащие железной дороги, и не пытавшиеся скрывать своих религиозных убеждений.

Но в 1936 году нарком путей сообщения Л. М. Каганович потребовал от начальников дорог удалить с транспорта чуждых и враждебных элементов, ведущих подрывную диверсионную работу. В результате на Московско-Белорусско-Балтийской дороге в пределах Белоруссии классово-чуждыми элементами было названо 117 человек: стрелочники, кондуктора, составители, смазчики, сигналисты, сцепщики, водоливы, путевые сторожа, кочегары, угольщики и др. Немедленно были уволены 43 железнодорожника в Орше, 24 - в Витебске, 14 - в Полоцке. Ситуация конца 1930-х годов и события Великой Отечественной войны разметали по совершенно разным местам участников описываемых событий, что привело к радикальным кадровым переменам в среде железнодорожников г.Витебска. Но традиции сплоченной общины верующих работников железной дороги 1920-х годов остались. Они оставили примеры библейского отношения к труду, человеку, перенесения скорбей и тягот земной жизни, надежды на Бога и веры в Него – всего того, чем могут вдохновляться и наши современники.

 

Статистика по годам

Сведения из Памятных книжек Витебской губернии (1861 - 1914)

Судьбы православного духовенства и мирян Витебщины (1917 – 1990)

Витебский мартиролог (1918 - 1952)

 

Подвиг веры

Житие священномученика НИКОЛАЯ ОКОЛОВИЧА

Житие святого исповедника веры ВЛАДИМИРА ЕЛЕНЕВСКОГО

- См. еще

Справочная литература, изданная до 1917 года

- Читать далее